Масляная живопись
Путешествие Бранда ( холст-масло)
Нет в наличии
Текст к картине: "Путешествие Бранда"

Бранд  – легендарный ирландский герой, отправившейся  в чудесное плавание.  Он  преодолел  границы между видимым и невидимым мирами,  перешел границы времени.       
Он приплыл к самому Краю Мира в своей лодке высеченной из камня с головой птицы Гоголя. В таких каменных лодках,  по преданиям плавали первые христианские святые.  Он застыл перед Краем Мира,  за этим краем - чернота.  Там - Неведомое. Чтобы скользнуть туда в Неведомое Бранду необходитмо решится на этот шаг. Он мог бы прыгнуть очертя голову, но он ждет.  Его ожидание на картине  - вызревание этого решения. Каменная  голова лодки  повернута  к  нему. Гоголь готов нырнуть в любой миг,  глаз  его пристально смотрит на Бранда, он ждет его приказа.
За спиной у героя -  прошлое,  остров Блаженных,  где он жил,  где не бывает ни холода, ни нужды.  Над головой героя - его настоящее. Это его мысли  клубящееся  в виде  облака,  растекающегося у границы  Мира, это летучие рыбки скользящие  у борта. Его спутник Ворон реет над самым краем бездны.
Этот миг очень важен  для героя.  Он прощается с теми, кого любил.  Просит прощения у тех, кто любил его, за то, что он оставляет их без себя. Он пересматривает свою жизнь,  смотрит,  не осталось ли после него неоплаченных долгов,  ни осталось  ли  несдержанного обещания,  не останется ли  чьей-то боли, после его ухода.  Он прощается с каждой травинкой,  с каждым лучиком солнца, с каждым  запахом и звуком, с каждым прошлым мигом своей  жизни.
В моем доме живет ангел ( холст, масло)
Нет в наличии
Медея ( холст, масло)
Есть в наличии, без оформления
Текст к картине: "Медея"

Поводом написать мрачную Медею, которая не вызывает симпатий ни у мужчин, как ревнивица, ни у женщин, как детоубийца, послужила трагедия Еврипида «Медея» (перевод Анненского). Медея, как мать-убийца заработала себе тяжелую славу. Идеальное пугало для обывателя, как сказал  один философ. И поэтому,  надежда вызвать симпатию к своей картине и увидеть ее на чьей то стене ничтожна  мала.

Но напишу  о картине.
О Медее  мы знаем только то, что она убила своих детей. И на этом ее судьба  заканчивается,   дальше Медея,  словно, не существовала, а  до этого случая - не жила.  Кстати сказать, Медея  после этого события, прожив еще довольно много лет,   достигла острова Блаженных и обрела бессмертие. Ясон,  ее муж, опиравшийся всю жизнь на покровительство богов, потеряв их расположение, не сумел устоять на собственных ногах без их помощи, и погиб под обломками своего обветшавшего корабля Арго.

Для меня тема Медеи ярко осветилась в момент, когда я обратила внимание в трагедии Еврепида на слова Креонта, местного царя и будущего тестя ее мужа Ясона, обращенные к Медее: «Ты, мрачная, на мужа тяжкий гнев скопившая, Медея, говорю я с тобой, и вот о чем:  Земли моей пределы ты покинешь, взяв обоих детей с собой, не медля, а приказ исполнишь ты (стукнув скипетром о землю) при мне, и двери дома своей я не увижу прежде, чем не выброшу тебя отсюда, слышишь?»

Эти слова  сказал местный царек, земной человек женщине божественного происхождения - Медея внучка Гелиоса (бога Солнца),  племянница волшебницы Кирки. Как вариант: мать Медеи - покровительница волшебниц Геката.

Меня поразил этот факт и я подумала, как  же нужно было опуститься, «обабиться», потерять себя, очеловечиться богине,   чтобы какой-то чиновник,   посмел с ней так говорить.  Будь она прежней Медеей, не униженной, не  Евой из ребра, а  прежней  волшебницей,   ни один земной царь не посмел бы к ней так разговаривать.

Но изменения были налицо. Видя историю Медеи целиком, понимаешь, что убийство ею своих детей  не  было убийством в том, смысле, как это принято считать  - назло,  из ревности,  от злостного характера, «возмущенная изменой», а  было нечто другое. Но нам описывают ее в источниках, как пленицу страстей, например: "Медея-женщина, чья великая печаль в том, что, любя, она стала нелюбимой"  Но, если присмотреться внимательно, то станет ясно, что самая  великая печаль Медеи в том, что будучи богиней она стала человеком.

Исходя из этого,  я увидела, что убийство детей Медеей - это не месть, не сумасшествие брошенной женщины,  это - величайшая Жертва, которая была принесена Богам  за утраченную божественность, за предательство  в себе богини.  Какой силы была потеря, такой  силы нужна была и Жертва. Очищаясь, Медея испытывает неподдельные муки.

Напомню вкраце историю жизни Медеи, до убийства.
Когда аргонавты во главе с Ясоном прибыли в Колхиду, покровительствовавшие Ясону боги (одна из них Венера) внушили Медее страстную любовь к Ясону. Медея  помогла Ясону преодолеть  испытания, которым подверг его ее отец.  После этого Ясон и Медея,  с ее братом Апсиртом, бежали из Колхиды на корабле аргонавтов.
Дорогой, чтобы задержать преследователей, Медея убила брата и разбросала куски его тела по морю. Сраженный горем ее отец прекратил погоню, чтобы собрать части тела сына. Когда Ясон и Медея приплыли к острову феаков,  их настигли преследователи. Ясон и Медея поспешно сочетались браком, чтобы у феаков не было оснований возвратить Медею отцу.
Вернувшись домой Ясон узнал, что за время его отсутствия Пелий убил его отца и всех родственников. Благодаря хитрости Медеи,  Ясон жестоко отомстил обидчику. Ясон и Медея были изгнаны и   поселились в Коринфе, где прожили десять лет. У них родились два сына - Мермер и Ферет.

Когда Ясон решил вступить в новый брак с дочерью царя Креонта, помогая новому тестю в изгнании безродной чужестранки, бывшей жены,  Медея прислала в дар новобрачной отравленное одеяние, и та умерла.  Малолетних сыновей Мермера и Ферета Медея убила и,  попросив покровительство у своего отца и получив его, на присланных  им  крылатых  конях, унеслась прочь, уже богиней.

Медея на картине, сидит на верхней ступени, прощаясь с мертвыми детьми, не в силах отпустить их руки, это все уже стало ее прошлым, потому они находятся на ступени ниже ее. Колесница готова вырваться из фрески, ожить и унести ее прочь.  Все замерло, ожидая последней минуты, всё, кроме белки.  Белка,  выбравшаяся из клетки - это человеческое прошлое Медеи, которое отпущено на свободу и больше не связывает ее. Скажу, напоследок, словами Льва Никонова: «Медея – революция! Медея – кровавый призрак! Медея – возмездие за раболепие! Медея – оружие богов! Медея – это я!..»
Сфинкс на рыбалке ( масло-холст)
Есть в наличии, оформлена
Текст к картине: "Сфинкс на рыбалке"
Картина сделанна с рисунка моей семилетней дочери