Сказки про тень
                                                                                                        ТЕНЬ

                                                                                 
Шотланская народная сказка

Джеми Кармайкл был смышленый, бойкий мальчишка. Поэтому едва он прослышал о школе мистера Оррака, где обучают волшебному ремеслу, как сразу загорелся желанием попасть в эту школу.
- Нет, нет и нет! - отрезал отец.
- Нет, нет и нет! - сказала мать.- Разве ты не слышал? Говорят, что мистер Оррак - не кто иной, как сам дьявол.
- Мало ли что болтают,- возразил Джеми.- Я ведь не из пугливых.
В общем, отца с матерью он уговорил. Деньги на обучение дал своему любимчику дед, который в нем души не чаял, и вот в один прекрасный день отправился Джеми в путь с крепкой ореховой палкой и кошельком в кармане. Переваливает он гору, Минует болотистую пустошь, ночует в охапке вереска и на следующее утро прибывает в школу мистера Оррака. Стучит своей ореховой палкой в дверь: тук-тук-тук! - дверь отворяется, и на пороге возникает Мистер Оррак собственной персоной.
- Что тебе угодно, малыш?
- Научиться всему, чему вы сможете меня научить,- отвечает Джеми.
- Это тебе недешево обойдется.
- Я принес деньги: вот, взгляните!
- Ну, заходи! - говорит мистер Оррак.- Садись и выслушай мои условия - они не всякому по душе.

Пригласил он Джеми в большой зал, усадил на стул против себя и начал читать правила, которым должны подчиняться все ученики его школы.
Правила состояли из тринадцати пунктов. В них оговаривалось, когда ученикам вставать, и когда ложиться в постель, и когда приступать к занятиям; и как вести себя в классе, и как проводить свободное время. Все это звучало неплохо, пока мистер Оррак не приступил к чтению тринадцатого пункта. А он гласил (не больше и не меньше!), что по окончании учебы ученики прощаются с учителем, а последний, покинувший школу в этот день, будет принадлежать душой и телом, всецело и навеки, мистеру Орраку.
- Вот так пунктик! - воскликнул Джеми.- На нем и споткнуться можно.
- Как знаешь! Если тебя устраивают мои правила, поставь свою подпись на этом пергаменте. Если нет - прощай, счастливого пути!
- Дайте мне одну минуточку подумать,- попросил Джеми.
- Даю тебе пять минут, но не больше. Джеми задумался. Он оглядел просторный зал. Был полдень, и солнце ярко светило в окна и широко открытую дверь, четко обрисовывало на полу тени стола и стульев, мистера Оррака и Джеми.
- Скажите, пожалуйста, из этого ли зала и через эту ли дверь будут выходить ученики в день выпуска? - спросил Джеми.
- Да,- ответил мистер Оррак.
- А в какое время суток состоится выпуск?
- В такое же самое время.
- Разверните свиток, мистер Оррак, я поставлю свою подпись,- заявил Джеми.- Надеюсь, ноги меня не подведут и я не замешкаюсь больше других.
- Все так говорят,- пробурчал мистер Оррак. Он отвинтил крышечку чернильницы, висевшей у него на поясе на золотой цепочке, вынул из-за уха гусиное перо и ткнул пальцем в пергамент:
- Вот здесь!
Джеми расписался и посмотрел, что у него получилось.
- Чернила какие-то бурые. Похожи на кровь.
- Ты недалек от истины, малыш,- заметил мистер Оррак.- Расплатишься сейчас или в день выпуска?
- Лучше бы сейчас,- сказал Джеми.- Боюсь, что в тот день я буду спешить.- И он вручил кошелек мистеру Орраку.- Возьмите сколько нужно за ученье.
- Сколько есть, столько и нужно,- возразил мистер Оррак и спрятал кошелек в карман.- Теперь пойдем, я познакомлю тебя с твоими однокашниками.
Он провел Джеми в классную комнату, где стояли столы и десятка три мальчиков сидели перед раскрытыми книгами. Все они вскочили на ноги при появлении учителя.
- Это - новый ученик. Зовут его Джеми Кармайкл,- представил его мистер Оррак.
- Добро пожаловать! - хором прокричали ребята, и снова настала тишина.
- Можете сесть,- произнес учитель и, словно вымуштрованные солдаты, школьники разом опустились на свои места.
Усадив Джеми за свободный стол, мистер Оррак занял место на возвышении и начал урок.
- Сегодня, друзья, я буду проверять, как вы усвоили искусство превращений.
Ты, Джок Мэддок, станешь ястребом; ты, Тэмми Крокер, тигром; ты, Вилл Макдуфф, собакой; остальные - овцами, козами, котами, крысами, чем вам только вздумается.
Тотчас комната огласилась странными криками, и ученики исчезли: вместо них появились рычащие львы, мяукающие коты, хрюкающие поросята, летучие мыши и всевозможные птицы, реющие и порхающие по всему классу.
- Ура! - закричал Джеми от восторга.
Но тут мистер Оррак хлопнул в ладоши; тотчас все звери и птицы исчезли.
Вместо них появились школьники, чинно сидящие за столами. Лишь одно странное существо - с головой мальчика, но с ногами и телом горностая - неуклюже копошилось на полу.
- Сэнди Макнаб! Ты сегодня останешься после уроков и внимательно перечтешь все, что недоучил, - сурово произнес мистер Оррак полугорностаю и подпихнул его своим остроносым ботинком, отчего непонятное существо тотчас превратилось в белобрысого, растерянного паренька.- Остальные до обеда свободны.
Мальчишки гурьбой высыпали из класса, и за ними Джеми, он был совершенно ошеломлен и не переставал удивляться, потому что ребята снова стали показывать всякие чудеса. Каждый хотел покрасоваться перед новичком своим  умением: один летал по воздуху на кленовом прутике, который послушно превращался в крылатого коня, другой показывал трюк с исчезновением - то он здесь, то его нет, то он снова здесь; третий набрал камушков и превратил их в пчелиный рой, четвертый карабкался по невидимой лестнице и окликал Джеми сверху...
- Вот здорово! - воскликнул Джеми.- Вот ловко! Я буду не я, если всему этому не выучусь!
И действительно, он стал прилежным учеником и в короткое время овладел всеми волшебными приемами, каким только пожелал обучить его мистер Оррак.
- Ты станешь отличным волшебником, малыш, когда выберешься отсюда,- говаривал учитель и ехидно добавлял: - Если только выберешься. Думаю, что мои приятели там, внизу, были бы не прочь познакомиться с тобой.
- А я не собираюсь к ним в гости, -отвечал Джеми.
- Неужели? Ну, не ты, так кто-нибудь другой.
И вот что было худо: проходили дни, недели, месяцы, и веселость учеников мистера Оррака таяла с каждым часом. Каждый из них подписал договор со зловещим тринадцатым пунктом, и как знать, кому из них придется в конце концов принадлежать - душой и телом, всецело и навеки - своему страшному наставнику? Беззаботное время кончилось. Ученики стали сторониться друг друга, ссориться из-за пустяков и обмениваться неприязненными взглядами.
Что, если я окажусь последним? - думал каждый.- О, если бы это был кто-нибудь другой!
Только Джеми, казалось, ничуть не беспокоился. Однажды он собрал ребят и обратился к ним с такими словами:
- Друзья, мне не нравятся ваши хмурые лица. Обещаю вам, что, когда придет время, вы все выйдете отсюда прежде меня. Даю вам слово.
- Опомнись, что ты говоришь!
- Именно это и говорю. Я боюсь мистера Оррака не больше, чем любого из матушкиных гусей.
- Но ад и преисподняя! - воскликнул один.
- Всецело и навечно! - добавил другой.
- К чертям ад и преисподнюю! К чертям всецело и навечно ! Будьте спокойны, я их всех перехитрю.
В конце концов, хотя и не сразу, товарищи поверили Джеми и стали смотреть на него, как на героя. Тревога и косые взгляды снова сменились весельем и улыбками.
Но время летело, и настал день, когда мистер Оррак созвал своих учеников в большой зал для церемонии выпуска. Поперек зала мелом была проведена черта, и все ученики стали в ряд, наступив одной ногой на черту. Было такое же ясное утро, как в тот день, когда Джеми впервые пришел в школу, и солнце ярко светило в распахнутую дверь.
- Итак, друзья,- сказал мистер Оррак,- чему мог, я вас научил и каждого из вас сделал искусным волшебником. У меня есть подписанные вами договоры, и все знают условие. Взгляните на этот колокольчик. Когда я дам сигнал, вы побежите к двери. Если бы я был коварным и злым, я мог бы заставить вас всех служить мне до скончания веков, но я честный малый и поэтому заявляю свои права лишь на последнего - согласно уговору.
С этими словами мистер Оррак позвонил в колокольчик, и мальчишки бросились к двери.
Всей кучей вылетели они наружу и пустились бежать, не разбирая дороги, через вереск и кусты, через луг и лог-без оглядки, пока школа мистера Оррака не осталась далеко-далеко позади.
А что же Джеми? Услышав колокольчик, он помедлил немного, прищурился на солнце и не спеша направился к выходу. Мистер Оррак со злобной усмешкой протянул было руку, чтобы задержать его.
- Руки прочь! - сказал Джеми.
- Что, что? - удивился мистер Оррак. - Как ты смеешь так разговаривать? У меня есть договор, скрепленный кровью. Последний, покинувший этот зал, принадлежит мне, всецело и навеки.
- Но я не последний!
- Как не последний?! А кто же выходит вслед за тобой?
- Взгляните на пол, - сказал Джеми и спокойно шагнул к двери.- Неужели вы не видите, кто идет следом?
-Не вижу! - воскликнул мистер Оррак.
- Как не видите? А моя тень? Вот кто идет вслед за мной. Забирайте ее, мистер Оррак, она ваша. Счастливо оставаться и спасибо за науку.
С этими словами Джеми вышел за порог и пошел прочь по зеленой долине, залитой ярким светом. Легкий ветерок шевелил тени вереска и шиповника на тропинке впереди и позади Джеми, слева и справа от него. Но погодите-ка, где же тень самого Джеми? Ее нет ни слева, ни справа, ни впереди, ни позади. Она осталась там, где Джеми ее оставил,- на полу в школе мистера Оррака.
Мистер Оррак наклонился, поднял тень, скатал ее в трубочку и засунул за шкаф.
- Ах, Джеми Кармайкл! - вздохнул он.- Я не расстался бы с тобой за все души ада. Каким отличным, искусным волшебником сделаешься ты, когда станешь взрослым!
И действительно, Джеми вырос и сделался отличным, искуснейшим волшебником, знаменитым по всей стране своими необыкновенными знаниями, умением исцелять недуги и давать мудрые советы. Ни разу в жизни не использовал он своего могущества во зло, но всегда на пользу людям. Имя его не забылось. И до сих пор вспоминают в народе Кармайкла Мудрого, или Человека Без Тени.
  Осёл и тень

   Йордан Радичков 
Шёл осёл по дороге, и настроение у него было скверное, потому что солнце припекало и нигде не было тени, чтобы укрыться и отдохнуть. Осёл без устали махал хвостом, чтобы освежиться, да много ли проку от Хвоста в такую жару. Конечно, он и ушами хлопал, но, как ни велики ослиные уши, они всё равно не спасут от зноя.
Шёл осёл, шёл и увидел, что рядом идёт тень и всё время передразнивает его. Он махнёт хвостом — и она махнёт, он дёрнет ухом - и тень дёрнет ухом.
— Ах, так! — сказал осёл. — Ну, погоди, я тебе покажу!
Вы знаете: что осёл надумает, непременно сделает.
Осёл подумал, что, если он побежит, тень останется на дороге. Пускай валяется, пускай задохнётся в горячей пыли! Бежал он, бежал, остановился перевести дух. Только обернулся, глядь, а тень рядом. Стоит и тяжело дышит как живая. Осёл топнул ногой; чтобы спугнуть её, но тень не испугалась, а сама топнула на него ногой.
— А, ты вот как! — сказал осёл. — Значит, я тебя от солнца загораживаю, от жары спасаю, а ты дразниться вздумала! Это тебе так не пройдёт!
И прихлопнул хвостом надоедливую муху.
Возле тени никакой мухи не было, осёл это ясно видел, но она тоже хлопнула себя хвостом по спине, будто убила муху. Насмехалась над ним, видно.
В поле, неподалёку от дороги, осёл увидел терновник. Ему пришла в голову одна мысль, и он пошёл к колючим кустам. Оглянулся -тень тоже шагает прямо на колючки.
— Сейчас тебя проучу! — сказал осёл. И лёг в колючий куст. Тень не успела удрать, - видно, не догадалась, - и осталась внизу, под ослом. Шипы больно кололи его и даже расцарапали ему кожу, но осёл лежал терпеливо и крепко стискивая зубы, он знал, что тени тоже больно и тяжело лежать под ним. „Так ей и надо, этой строптивой тени, — думал осёл, — пускай шипы как следует исколют её, увидим, как она после этого будет насмешничать и дразниться".
Решив, что хорошо проучил тень, осёл вылез из терновника и встал среди поля. Стал отряхивать с себя листву да колючки и тут же увидел тень: она стояла рядышком и тоже отряхивалась:
— Поди теперь, покривляйся! — засмеялся осёл и махнул хвостом.
Тень тоже махнула хвостом.
— Ах, так! — сказал осёл. — Ну, я тебе покажу.
И он пустился бежать. Осёл бежал так быстро, что тень еле поспевала за ним. Долго бежал он. Прибежал к берегу. Внизу синел омут.
— Я тебя утоплю! — сказал осёл тени. Что осёл задумает, то и сделает. Разбежался осёл и прыгнул в воду. Омут был глубокий, он еле выбрался на другой берег, в ушах у него было полно воды. Он при­сел на песок, чтобы вытряхнуть воду из ушей, и тут у него прямо горло перехватило: рядом на песке сидела тень и вытряхивала воду из ушей.
— Ах, так! — сказал осёл и задумался. Думал он долго, у него даже голова заболела. Вы знаете, если осёл сел думать, он что-нибудь да придумает. Например, осёл придумал, как есть терновник, чтоб шипы не кололи язык, и надо сказать, что в этом деле он мастак.
Он решил, что, раз тень его разозлила, он должен разозлить её в отместку. Осёл направился к воде. Теперь тень шла впереди, и длинноухий посмеивался над ней. Она в воду - осёл за ней. Добрались до берега, но берег был крутой, и тени пришлось поплавать. Она села на берегу и начала вытряхивать воду из ушей, а осёл делал то же самое. Он даже корчил ей рожи и так смеялся, что слышно было в селе Черказка.
Потом тень побрела на луг, а осёл шёл сле­дом и кривлялся. Как только она стала щипать траву, он тоже начал щипать траву. Набив животы, тень и осёл пошли к селу. Тень трусила впереди, осёл наступал ей на пятки, а вы знаете, как это плохо, когда вам наступают на пятки, особенно на бегу.
— Я из тебя душу вытряхну! — пообещал длинноухий.
И он шёл за ней по пятам, ни на одну минутку не давая остановиться. Осла ничуть не интересовало, что тень устала, что у неё болят ноги. Он ведь и сам устал, и у него болели ноги, но уж если осёл решит отплатить за обиду обидой, он всё вытерпит.
По дороге им повстречался старый крестьянин.
Тень остановилась и о чём-то спросила старика, а осёл сказал человеку:
— Почему ты не побьёшь свою тень? Разве не видишь, что она плетется следом и передразнивает тебя!
— Зачем её бить, — отозвался старик. — Не я её несу, сама идёт.
— Да, но если тень тебя обижает и пере­дразнивает, этого терпеть нельзя! Так считаем мы, ослы!
— Это дело твоё, — отвечал человек.
— Тень твоя, поступай, как знаешь.
— Я из неё душу выну, — сказал осёл. — Целый день ходит рядом и дразнится. Мы, ослы, ужасно чувствительный народ.
И он погнал тень дальше.
Скоро он почувствовал, что в груди как будто что-то оборвалось, что он больше не может гнаться за тенью. Тень тоже еле держалась на ногах и скоро на всём скаку рухнула в придорожную канаву. Осёл упал рядом с ней. Он чувствовал, что умирает.
— То-то! — сказал осёл. — Я умру, но тень тоже умрёт.
И умер. Потому что он был осёл, а вы знаете: уж если осёл что-нибудь заберёт в голову- непременно сделает.
Тень дерева

уйгурская сказка
Жил когда-то в селе богатей. Дом его стоял у дороги, а перед домом росло тутовое дерево с раскидистой кроной. Летом, когда в комнатах стояла духота, помещик усаживался в тени дерева и обмахивался веером.
Шел однажды по дороге бедняк, присел в тени тутового дерева, а потом лег и заснул.
Эй, ты! — закричал богач. — Кто дал тебе право спать здесь? Ну-ка убирайся!
Это почему? — спросил бедняк, проснувшись.
Дерево мое и тень от него тоже моя.
Ах, так. Тогда продай мне эту тень. Заплачу, не обижу.
Почуяв деньги, богач сразу же согласился:
— Хорошо, давай деньги — и тень твоя.
Пригласил бедняк нескольких свидетелей, и сделка состоялась. Теперь тень от тутового дерева принадлежала бедняку, и каждый день в жару он приходил сюда и отдыхал. Иногда тень дерева падала
на двор богача, тогда бедняк перебирался во двор, когда же тень передвигалась на кухню или падала в зал для гостей, бедняк шел в кухню или зал и ложился там.
— Я купил тень, и она больше богачу не принадлежит, — сказал он друзьям. — Почему бы мнене пригласить своих товарищей насладиться прохладой тени? А ну, пойдемте отдыхать в тень вместе со мной!
И как ни злился богач, а приходилось ему терпеть.
Однажды принимал богач гостей. Когда тень от дерева упала в зал, пришел бедняк со своими друзьями, и расселись они в тени в зале. Гости удивились и спросили богача, в чем дело. Прикусил богач губу и не хотел отвечать, зато бедняк сказал:
— Так ведь тень-то моя! Ваш приятель продал ее мне. Я могу теперь в любое время отдыхать втени.
Долго смеялись гости над богачом, а потом ушли. Через несколько дней вся округа смеялась над ним, а дети, встретив его на улице, бежали следом и кричали:
— Жадный, тень продал! Жадный, тень продал!
Не мог больше жить в этом селе богач, бросил все и переехал в другой уезд. Не только тень от тутового дерева, но и само дерево и дом богача перешли в собственность бедняка.
     Проданная тень

    
Китайская народная сказка
Жил в одной деревне богатый человек. Дом его стоял у большой дороги, а перед воротами росло огромное тутовое дерево.
Однажды возле дома появился какой-то бедняк и присел отдохнуть в прохладной тени дерева. Богач вышел и набросился на него:
— Эй ты, не смей здесь сидеть, убирайся, да поживее?
— Убираться? Как же так? А если я хочу здесь посидеть? — возразил бедняк.
— Это дерево принадлежит мне. Я поливал его, и вот оно выросло большим и тенистым. Поэтому тень дерева тоже принадлежит мне, — сказал богач.
— Ну если так, то продай мне эту тень. Я хоть немного, да заплачу тебе, — предложил бедняк.
Услышав слова «я заплачу тебе», богач с радостью согласился:
— Ну, вот это совсем другой разговор. Продать тень я могу.
Случайно тут же оказались свидетели, и сделка совершилась.
И вот бедняк стал приходить сюда каждый день, чтобы наслаждаться прохладой тенистого дерева. Если тень падала внутрь двора, он садился отдыхать во дворе; если в тени оказывалась кухня, он усаживался в кухне; тень падала на беседку для гостей — бедняк заходил и туда. Одним словом, где была тень — там он и устраивался. Иногда он приходил один, а иногда приводил с собой друзей и знакомых. Случалось, что в тени отдыхали даже ослы и прочий скот, принадлежавший его друзьям.
Как-то раз богач не выдержал и рассердился:
— Эй, почему ты рассаживаешься во дворе и в беседке? Не смей ходить сюда!
— Разве я не купил у тебя тень этого дерева? — возразил бедняк. — А если так, то куда бы тень ни падала, там я и усаживаюсь.
Как ни гневался богач, делать было нечего.
Пришли как-то к богачу гости, и хозяин принял их в беседке. Бедняк, не обращая на них внимания, вразвалку вошел в беседку и уселся в тени. Гости с недоумением посмотрели на него: им показалось это странным. Но узнав в чем дело, они принялись смеяться. Вместе с ними смеялся и бедняк.
После этого случая над богачом все стали так потешаться, что ему пришлось переехать в другую деревню.
А бедняк поселился в его доме, и там, где прежний хозяин привязывал лошадей, он привязал своего осла. И кто бы ни пришел посидеть в тени тутового дерева, бедняк никого не гнал прочь.
Человек и его тень

Дагестанская сказка 
                                                     
Жили-были два брата—умный Ярахмед и глупый Карахмед. Однажды, когда Ярахмед пахал за горой своё поле, мать послала Карахмеда отнести ему обед.
Взял Карахмед горшок с хинкалом, идёт вдоль садов по дороге, нашёл золотую булавку. Миновал сады, стал подыматься в гору — смотрит, — а за ним его тень. «Кто это такой? — подумал Карахмед. — Не хочет ли этот человек украсть мою булавку?»
Он бросил булавку в суп с хинкалом и свернул по тропинке вправо. Только свернул, а тень тоже справа. Ещё раз свернул, — слева. «Не задобрить ли его хинкалом?»— подумал Карахмед.
Он бросил на дорогу одну галушку, завернул за скалу, и тень исчезла. «Ага, — подумал Карахмед,—наелся!» Но только он вышел из-за скалы, тень снова тут как тут.
Так Карахмед побросал на дорогу весь хинкал, который нёс брату, а потом свернул в лес. Тень исчезла.
В лесу Карахмед нашёл мёд, собрал его в свой пустой горшок и пошёл в гору. Только выходит из леса, а навстречу медведь. «Гыр-р, гыр-р, — рычит, — куда ты тащишь мой мёд?»
Карахмед бросил горшок и — давай бог ноги! Тень за ним. Прибегает к брату, а тень тоже тут.
— Что случилось? — спрашивает брат. — Где хинкал? Так, мол, и так, — отвечает Карахмед, — я нашёл золотую булавку, а вот этот человек хотел её у меня отнять.
— Это не человек, а тень, — рассмеялся Ярахмед.
А когда узнал, что случилось с хинкалом и мёдом, сказал:
— Ты хуже любого глупца, Карахмед, — можно выбросить горшок с пищей, но кто ж выбрасывает золото? Надо было сунуть булавку в карман.
— Хорошо, я в следующий раз так и сделаю.
На другой день мать снова послала Карахмеда к брату. По дороге Карахмед нашёл кинжал. Заметив тень; он быстро сунул кинжал в карман и порезал ногу. Прибегает к брату, — весь в крови, а кинжала нет.
— Эх, ты, — говорит Ярахмед, — надо было повесить кинжал на ремень.
— Хорошо, я в следующий раз так и сделаю.
На следующий день Карахмед нашел красивого породистого щенка, затянул его ремнем и, испугавшись тени, побежал к брату. Ярахмед выбросил задохшегося щенка и сказал:
— Надо было кинуть щенку кусочек хлеба, — он бы и сам пошел за тобой.
— Хорошо, я в следующий раз так и сделаю.
На другой день Карахмед нашёл на дороге топор и бросил ему кусочек хлеба. Из-за скалы показалась тень. Карахмед стал уходить от неё, бросил хлеб, пришёл к брату и ждёт, когда топор появится на дороге.
Ярахмед рассердился. Он оставил Карахмеда сторожить быков, а сам отправился подобрать хоть топор.
Так как глупый брат шёл, не разбирая дороги, умному пришлось идти по крошкам хлеба, которые тот оставлял по пути. Ярахмед так всматривался в эти крошки, что оступился со скалы и сломал ногу.
— Вот видишь, — обрадовался Карахмед, — я же тебе говорил, что это человек, а не тень. Зачем тебе нужен был его топор?
Как ни стонал от боли умный брат, глупый ни за что не хотел отнести его днем в аул, — боялся тени. Только ночью Карахмед попал, наконец, к лекарю.
А Карахмед дождался утра, вышел из аула, увидел тень и стал засыпать её камнями.
Говорят, он набросал уже целую гору, а всё никак не может отделаться от своей тени.
          Собака и тень

 
             Л.Н.Толстой
Собака шла по дощечке через речку, а в зубах несла мясо. Увидала она себя в воде и подумала, что там другая собака мясо несёт, – она бросила своё мясо и кинулась отнимать у той собаки: того мяса вовсе не было, а своё волною унесло.М осталась собака ни с чем.